Официальный сайт администрации Ершовского муниципального района
Четверг, 23 Сентября 2021

30 ноября 1917 года я вернулся в Москву, где власть в октябре перешла в надежные руки – в руки большевиков, рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Декабрь 1917 и январь 1918 года провел в деревне у отца и матери и после отдыха решил вступить в ряды Красной гвардии[2]. Но в начале февраля тяжело заболел сыпным тифом, а в апреле – возвратным тифом. Свое желание сражаться в рядах Красной Армии я смог осуществить только через полгода, вступив в августе 1918 года добровольцем в 4-й кавалерийский полк 1-й Московской кавалерийской дивизии.



Но вскоре интервенты поняли, что одним им не справиться, и усилили помощь внутренней контрреволюции. В ноябре 1918 года в Сибири они поставили «верховным правителем» России царского адмирала Колчака. На юге им удалось объединить силы контрреволюции под руководством царского генерала Деникина. Советскому государству угрожала смертельная опасность.

Во второй половине 1918 года силы империалистов и белогвардейцев насчитывали в России около 1 миллиона солдат и офицеров, хорошо обученных и вооруженных.



В начале 1919 года на востоке страны стояла белогвардейская армия Колчака, занимавшая фронт на линии Пермь – Орск. Уральская белоказачья армия расположилась под Уральском и занимала Гурьев. Белые армии Деникина стояли в полной готовности на реке Терек, занимали Новочеркасск, Ростов-на-Дону, Юзовку и другие пункты Донбасса. Войска Антанты и контрреволюционного правительства Украины (так называемой Директории), захватив Украину, укрепились на линии Херсон–Николаев–Житомир–Коростень. Белолатыши находились на рубеже Шавли–Митава, войска Юденича и белоэстонцы – на линии Вольмар–Нарва, нацелив свой удар на Петроград. Белофинны, интервенты, белогвардейцы, занимая северные районы страны, готовили удары по Петрограду, Вологде, Котласу. В Красноводске, Батуми, Новороссийске, Севастополе, Одессе также хозяйничали интервенты.

Колчак был признан Антантой «верховным правителем». К весне 1919 года в его армии насчитывалось 300 тысяч хорошо вооруженных войск, состоявших главным образом из солдат, происходивших из зажиточного крестьянства и контрреволюционного казачества Забайкалья, Сибири, а также оренбургского и уральского белоказачества. Кроме того, в тылу колчаковских войск было сосредоточено до 150 тысяч войск интервентов США, Англии, Японии, Италии, Чехословацкий мятежный корпус.



Наш кавалерийский полк двигался на Восточный фронт.

Помню момент выгрузки на станции Ершов. Изголодавшиеся в Москве красноармейцы прямо из вагонов ринулись на базары, скупили там караваи хлеба и тут же начали их уничтожать, да так, что многие заболели, В Москве-то ведь получали четверть фунта плохого хлеба да щи с кониной или воблой.

Зная, как голодает трудовой народ Москвы, Петрограда и других городов, как плохо снабжена Красная Армия, мы испытывали чувство классовой ненависти к кулакам, к контрреволюционному казачеству и интервентам. Это обстоятельство помогало воспитывать в бойцах Красной Армии ярость к врагу, готовить их к решающим схваткам.



В марте 1919 года началось наступление колчаковских войск на Восточном фронте.



Несмотря на тяжелые потери, 5-я армия при поддержке вооруженных отрядов железнодорожников и рабочих продолжала сдерживать врага. До 1 апреля колчаковская Западная армия не смогла добиться успеха и понесла большие потери.

В начале апреля оренбургская белоказачья армия Дутова захватила Актюбинск, перерезав железную дорогу Оренбург – Ташкент, в результате чего Туркестан снова оказался отрезанным от Советской России. С приближением белых к району Оренбурга кулаки подняли восстание в казачьих станицах, расположенных на реке Урал.

К середине апреля белые находились уже в 85 километрах от Казани и Самары и в ста километрах от Симбирска.



Наша 1-я Московская кавалерийская дивизия, где я тогда служил, находилась в подчинении М.В. Фрунзе. Выйдя в район станции Шипово, мы узнали, что чапаевцы уже подошли к Уральску. У наших бойцов было приподнятое настроение. Все были уверены в том, что уральские белые казаки будут разбиты.



Особенно ожесточенные бои разгорелись в первых числах июня. Части нашей дивизии дрались мужественно, но продвигались вперед к Уральску медленно.

1 марта 1919 года меня приняли в члены РКП(б). Многое уже теперь забыто, но день, когда меня принимали в члены партии, остался в памяти на всю жизнь. С тех пор все мои думы, стремления, действия я старался подчинять обязанностям члена партии, а когда дело доходило до схватки с врагами Родины, я, как коммунист, помнил требование нашей партии быть примером беззаветного служения своему народу.

Вскоре части нашей дивизии из района станции Шипово были переброшены для ликвидации белых банд около города Николаевска. В августе 1919 года наш 4-й кавалерийский полк был переведен на станцию Владимировка. В непосредственные военные действия дивизия еще не была втянута и занималась боевой подготовкой.



Первая половина сентября проходила в ожесточенных сражениях и отличалась большой динамичностью и резкими изменениями обстановки.

В бою между Заплавным и Ахтубой во время рукопашной схватки с белокалмыцкими частями меня ранило ручной гранатой. Осколки глубоко врезались в левую ногу и левый бок, и я был эвакуирован в лазарет, где еще раз, кроме того, переболел тифом. Из лазарета вышел крайне ослабленным и получил месячный отпуск на восстановление здоровья.



Первые рязанские кавалерийские курсы, куда я был командирован в январе 1920 года, находились в Старожилове Рязанской губернии, в бывшем поместье.

Вскоре я был назначен командиром 2-го эскадрона 1-го кавалерийского полка. Командиром полка в это время был Николай Михайлович Дронов, до предела храбрый, очень умный и доброжелательный человек. Личный состав полка полюбил своего командира и смело действовал под его командованием.

В конце декабря 1920 года вся бригада была переброшена в Воронежскую губернию для ликвидации кулацкого восстания и банды Колесникова. Эта банда вскоре была разгромлена. Остатки ее бежали в Тамбовскую губернию на соединение с кулацко-эсеровскими бандами Антонова.



Два маршала начали боевые пути в Ершове

Едва ли найдется ещё в мире город, в котором бы одновременно начали свои боевые пути два будущих маршала, а Ершов является таким городом, так как в нем начали боевые действия в составе Красной Армии четырежды Герой Советского Союза, маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков и Герой Советского Союза, профессор, маршал авиации Степан Акимович Красовский. Для подтверждения этого обратимся к их книгам, истории гражданской войны и архивным документам.

Г. К. Жуков вступил в Красную Армию, как он пишет в книге «Воспоминания и размышления», в августе 1918 года «добровольцем в 4-й кавалерийский полк 1-й Московской кавалерийской дивизии». Эта дивизия с 10 сентября называлась Московской кавалерийской. Дислоцировалась она в столице.

Весной 1919 года положение на Восточном фронте резко ухудшилось. Армии Колчака перешли в наступление и успешно продвигались к Волге. Для отпора его Западной армии в районе Самары накапливались войска, в числе которых оказалась и 25-я стрелковая дивизия, начальником которой был легендарный В. И. Чапаев, а комиссаром Д. А. Фурманов.

Воспользовавшись ослаблением сил 4-й армии в районе Уральска вследствие ухода 25-й дивизии, в наступление перешла Уральская армия белоказаков под командованием генерал-майора В. С. Толстова. Она 25 апреля окружила Уральск, блокировав в нем часть сил 22-й стрелковой дивизии, и продвигалась на Самару и Саратов. На саратовском направлении белоказаки, наступавшие вдоль железной дороги, приближались к Ершову - важной узловой станции. В этом районе создалась опасная обстановка, и на усиление 4-й армии была направлена Московская кавалерийская дивизия.

Георгий Константинович так описалв своей книге прибытие на Восточный фронт: «Помню момент выгрузки на станции Ершов. Изголодавшиеся в Москве красноармейцы прямо из вагонов ринулись на базары, скупали там караваи хлеба и тут же начинали их уничтожать. .. ».

Место начала своего боевого пути в составе Красной Армии он определил точно - Ершов, но не указал времени прибытия. Это время и другие данные определим по документам Российского государственного военного архива.

Московская кавалерийская дивизия, как сказано в приказе 2 ее начальника, прибыла в Ершов 17 мая 1919 года и получила от командующего 4-й армией следующую боевую задачу: 1. Охранять участок от Урбаха (ныне Пушкино) до Алтаты включительно. 2. Разведывать и не допускать партии противника на фронте Алтата - Новотроицкая (60 верст юго-западнее Алтаты)». 1

Приказ подписал врид, начальника Московской кавалерийской дивизии С. П. Жайворонков, дивизионный комиссар Г. В. Жуков - однофамилец Георгия Константиновича, и врид начальника штаба дивизии Л. И. Дубов.

Части Московской кавдивизии располагались: в Ершове - штаб дивизии, 4-й Московский кавалерийский полк и технический эскадрон; в деревне Успенка (8 км южнее Ершова) - 2-й Московский кавалерийский полк, в деревне Ганновка- 3-й Московский кавалерийский полк, на хуторе Жулидово ( 3 км западнее Ершова) - отдел снабжения, на хуторе Молочный (6 км северо-восточнее Ершова) - конно-артиллерийский дивизион. 2

Из расположения частей дивизии видно как надежно был прикрыт Ершов с востока, юга и юго-запада, откуда могли подойти казачие части, так как сплошной линии фронта не было и обширные степи были открыты для их перемещения.

Полк, в котором служил красноармейцем Георгий Константинович, был расквартирован в Ершове. Про этот полк начальник дивизии в одном из приказов писал: «... я наблюдал случаи, когда красноармейцы сажали на вверенных их попечению казенных лошадей детей и те карьером носились по улицам Ершова». 3

В состав Московской кавалерийской дивизии входил и 33-й авиационный отряд, в котором служил С. А. Красовский, как он о том свидетельствует в своей книге «Жизнь в авиации». В ведомости 33-го отряда о нем сказано: «... надсмоторщик радиостанции Степан Красовский». 4

Степан Акимивнч в своей книге пишет: «В то время, когда наш 33-й авиационный отряд прибыл на станцию Ершов, части Красной Армии отступали, нанося противнику большие потери. С первых же дней отряд включился в боевые действия».

Ершов в то время был степным поселком. В нем имелся единственный двухэтажный каменный дом, который и ныне стоит у депо, В нем с 1922 года жили мои родители и я со старшим братом. За железнодорожными путями станции на юг простиралась степь, там не было ни посадок деревьев, ни строений. С востока поселок ограничивался Юбилейной улицей (в то время Полевой), с запада - Лысой горой и с севера - Немецким прудом. Вокруг было много мест для дислокации авиационного отряда. Но где он базировался? Красовский дает четкий ответ на этот вопрос: «Как сейчас помню, - пишет он, - небольшую площадку близ станции Ершов. Куда ни глянешь, всюду простирается степь». Из этого следует, что взлетно-посадочная площадка отряда находилась против депо или станции. На ней стояли 7, а через месяц 5 аэропланов типа «сопвич» и «вуазен», хорошо видимые с перрона вокзала. Отсюда они взлетали на разведку, для полетов в осажденный Уральск и ударов по конным отрядам казаков.

В Ершове и его окрестностях части кавдивизии начали подготовку к наступлению на Уральск. При этом они вели разведку и несли боевое дежурство у поселков и хуторов, где размещались с целью отражения внезапного нападения казаков. Для обороны Ершова использовались окопы, которые тянулись вдоль железной дороги от семафора уральского направления к станции и в других местах. В начале 30-х годов эти окопы еще хорошо были видны, и ребята, в том числе и я, находили в них стрелянные винтовочные гильзы.

Можно полагать, что Георгий Константинович, как рядовой боец, дежурил в этих окопах и защищал Ершов oт казаков, разъезды которых по ночам подходили к его окраинам.

Для обороны аэропланов и личного состава 33-го авиационного отряда его командир Я И. Лукандин создал группу самообороны. Поэтому Степан Акимович также участвовал в обороне Ершова. Он пишет: «Днем летаем, а ночью занимаем наземную оборону».

Вскоре кавдивизия была введена в бой и совместно с другими соединениями и частями начали теснить казаков к Уральску. «Особенно ожесточенные бои,- как вспоминает Георгий Константинович, - разгорелись в первых числах июня. Части нашей дивизии дрались мужественно, но продвигались к Уральску медленно».

На помощь осажденным в Уральске после взятия Уфы 9 июня командующий Южной группой войск Восточного фронта М. В. Фрунзе направил 25-ю стрелковую дивизию, имевшую девять стрелковых полков и авиационный отряд. Ей предстоял длительный путь. В. И. Чапаев, раненый с аэроплана под Уфой в голову, чувствовал слабость.

16 июня по просьбе Фрунзе В. И. Ленин направил гарнизону и жителям осажденного Уральска телеграмму с приветствием и просьбой еще немного продержаться, на что они ответили, что не сдадут город.

В конце июня положение под Уральском и Ершовом оставалось сложным, в связи с этим, 29 июня Главнокомандующий Вооруженными Силами Республики И. И. Вацетис, телеграфировал командующему Восточным фронтом:
«Мною неоднократно обращалось Ваше внимание на ту угрозу для нас на правом фланге Востфронта, которая в настоящее время уже вполне обрисовалась в районе Оренбург-Уральск-Николаевск (ныне Пугачев). В означенном районе противник развивает свои операции - активные и планомерные. Двинутая Вами 25-я стрелковая дивизия вряд ли в состоянии будет достичь решительного успеха над своим многочисленным конным противником». 5

В соответствии с требованиями главкома в состав 4-й армии была передана 3-я бригада 35-й стрелковой дивизии, которая, высадившись из эшелона в Ершове, направилась на фронт. Принятые меры дали результат.

Когда 4-й Московский кавполк сражался у станции Шипово, где, как вспоминает Жуков, имела место «отчаянная рубка», войска облетела радостная весть; 25-я стрелковая дивизия прорвала окружение Уральска и соединилась с героическим гарнизоном, С передовыми частями в город въехал Чапаев, которого с ликованием встретили жители.

После освобождения Уральска, как пишет Георгий Константинович, Московская кавдивизия сбыла переброшена для ликвидации белых банд около города Николаевска, а с 15 июня по данным архива она сосредоточилась вновь в районе Ершова с задачей его обороны. Но находилась она здесь недолго.

21 июля в 19 часов 4-й Московский кавалерийский полк и в его составе будущий Великий полководец проследовал парадным маршем по улицам Ершова и направился через Новорепное и Орлов-Гай в Новоузенск. В это же время из Ганновки выступил и двинулся по тому же маршруту 3-й кавполк. Все не походоспособиые убыли в Новоузенск четырьмя эшелонами, последний из которых отправился из Ершова в 22 часа 22 июля.

33-й авиационный отряд к этому времени был выведен из состава дивизии и остался в Ершове. Он убыл в район Астрахани, Царицына в середине августа.

Георгий Константинович Жуков, прославленный полководец Великой Отечественной войны, как видим, начал свой славный боевой путь в Красной Apмии в Ершове, который он защищал и участвуя в разгроме белоказаков, предотвратил его захват. В связи с этим, в канун 50 летия Победы, в Ершове следует увековечить память о нем. Поэтому целесообразно на вокзале станции Ершов установить мемориальную доску о начале боевого пути маршала Жукова и его именем назвать улицу или площадь. С этим предложением я обращаюсь к администрации района.

Целесообразно также одну улицу назвать именем маршала Kpaсовского, а мемориальную доску на вокзале посвятить двум маршалам. Степан Акимович в годы Великой Отечественной войны командовал Военно-воздушными силами двух фронтов и воздушными армиями в Сталинградской битве, битве на Курской дуге, Львовско-Сандомирской и Берлинской операциях. Его 2-я воздушная армия в операциях за рубежом была одной из крупнейших и насчитывала более 3000 самолетов.

В послевоенные годы С. A. Красовский командовал рядом авиационных объединений и около 12 лет был нaчальником Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина. Под его руководством все это время я работал в академии старшим преподавателем, а затем начальником кафедры и должен отметить высокий уровень его профессиональной подготовки.

Маршалы Г. К. Жуков и С. А Красовский вошли в историю Ершова. Они не только его защищали, но и разнесли весть о нем по миру в своих книгах, которые изданы уже четырнадцать раз.

1 Российский государственный военный архив, ф. 7616, оп.1,д.9, л.2.

2 Там же, oп. 2, д. 3, лл. 2-5.

3 Там же, oп, 7, д.1, л.83.

4 Там же, оп. 1, д.123, л.17.

5 M. В. Фрунзе. Воспоминания друзей и соратников. M., 1965, с.285.

Генерал-майор авиации Виктор Свищев,
доктор военных наук, профессор.

© Виктор Свищев, 1995

В данном виде статья опубликована в газете "Степной край" 28 марта 1995 г. №24 (9961).

© Карты и схемы, Виктор Свищев, 2002

Карты и схемы подготовлены автором для данной публикации.

Надо сказать, что приведённый в статье материал был полной неожиданностью не только для жителей Ершова, но и для сотрудников местного историко-краеведческого музея. Однако нужно отдать должное жителям и руководству города: с 6 ноября 1996 года привокзальная площадь города Ершова называется "Площадь маршала Жукова", а в её центре установлена мемориальная доска в его честь. В районном историко-краеведческом музее по выявленным материалам открыта экспозиция, посвящённая четырежды Герою Советского Союза маршалу Г.К. Жукову.


































































Большое спасибо!
Ваше письмо отправлено и подлежит обязательной регистрации в течение трех дней с момента поступления в Администрацию Ершовского МР.